Спокойствие, только спокойствие!

Призыв к спокойствию из уст мультяшного Карлсона как никогда оказался востребован в нынешней эпидемиологической ситуации, ведь возникающие по причине распространения заболевания стрессы представляют серьезную угрозу ментальному здоровью граждан.

Китайские ученые, к примеру, подсчитали, что уже четверть населения планеты испытывает стресс из-за COVID-19. Термин «коронафобия» прочно обосновался во многих словарях, а пандемия коронавируса стала достаточно серьезной угрозой не только для физического здоровья населения.

По мнению психотерапевта Республиканского научно-прак­тического центра психического здоровья и Научно-исследовательского института кардиологии и внутренних болезней Рашида Азизова, COVID-19 вызвал широкий спектр проблем в области ментального здоровья и спровоцировал параллельно идущую эпидемию тревожных реакций у людей, особенно тех, кто по своей природе является эмоциональным и впечатлительным.

Цитокиновый шторм

– Сегодня мы уже знаем, что COVID-19 может оказывать непос­редственное влияние на нервную систему, поскольку вирус достаточно нейротропный и способен повреждать соответствующие клетки. Психоневрологические нарушения, возникающие по мере развития болезни, являются своего рода защитным иммунным ответом организма. Нельзя не сказать и про то, что мы называем цитокиновый шторм, – опасный момент, когда начинается повышенный воспалительный процесс в клетках легочной системы, где происходит газообмен. В результате возникает кислородная недостаточность, и у пациента начинаются проблемы с дыханием, – делится Рашид Азизов.

По его словам, цитокиновый ответ довольно часто также вызывает нарушения психической деятельности человека.

– К примеру, он может активизировать работу наших надпочечников, усиливая стрессовую реакцию и формируя тревогу. Кроме того, цитокины приводят к истощению определенных веществ, допустим триптофана, а он является предшественником одного из гормонов настроения – серотонина, что обуславливает депрессивные расстройства, особенно на постковидном этапе. При этом мне, как специалисту-психотерапевту, приходится больше встречаться с тревожностью и другими расстройствами ментального здоровья, в результате чего человек как личность не может эффективно справиться со стрессом, – пояснил психотерапевт.

Идеальным штормом для усиления тревожности, по его мнению, стало введение максимально жесткого локдауна весной-летом прошлого года.

– Когда в мире была объявлена беспрецедентная, потенциально угрожающая жизни пандемия, никто на тот момент не мог дать ответ на вопрос, как долго она будет продолжаться. К тому же информация по самому заболеванию была неопределенной: мы не знали ни точных границ инкубационного периода, ни основного пути передачи инфекции. Тесты не всегда оказывались на первом этапе валидны. Панические настроения легко возникали в тот момент, когда появлялись определенные сложности с лекарственным обеспечением и получением медицинских услуг. Все это муссировалось в насыщенном информационном поле, где очень много к тому же фейковых новостей. Таким образом были созданы идеальные условия для непрерывно нарастающего психологического стресса, – дополнил рассказ специалист.

Как работает стрессовый механизм?

Канадский эндокринолог Ганс Селье, который в общем-то и соз­дал учение о стрессе, дал ему определение «неспецифического приспособительного механизма, возникающего в организме на любое воздействие извне».

– То есть воздействие может быть любым – физическим, химическим, механическим, психологическим, а реакция на него будет одной и той же. Включаются механизмы, которые помогают нам к ситуации приспособиться, – пояснил психотерапевт.

Между тем реакция адаптации проходит 3 стадии. На первой включается механизм тревоги, который нужен для того, чтобы организм мобилизовал свои внут­ренние ресурсы. Далее наступает черед механизма максимальной резистентности, когда ресурсы работают «на всех парах», чтобы мы справлялись.

– Но если стрессовый процесс достаточно сильный и достаточно длительный, наступает третья стадия, которую мы называем истощением. По сути, это и есть то, что в стрессе самое плохое. Эту стадию мы еще называем дистресс, когда наступают негативные последствия и все адаптационные механизмы истощаются. В организме возникают максимальные проявления различных стрессовых процессов – от психологических до психосоматических, соматоформных, когда человек уже вынужден обращаться к специалисту, поскольку качество его жизни резко снижается, – рассказал Рашид Азизов.

По его мнению, человеческие адаптационные механизмы работают очень своеобразно.

– На самом деле нашему организму неважно, является ли стресс, к которому мы готовимся, реальным или вымышленным, воображаемым, предполагаемым или ожидаемым. Эти механизмы все равно будут запускаться, поэтому мы начинаем стрессовать даже на фоне негативной информации. Соответственно, если человек очень впечатлительный и эмоциональный, все пропускаю­щий через себя, то и реакция его будет более выраженной, а стадия истощения, скорее всего, наступит быстрее, и последствия окажутся более тяжелыми. Речь идет о так называемых острых реакциях на стресс: это состояние тревоги, всевозможные тревожно-депрессивные реакции и соматоформные расстройства, панические атаки. Отдельно можно выделить проблемы с нарушением сна, – добавил психотерапевт.

Снизить уровень тревожности

Всем нам раньше были доступны привычные способы борьбы со стрессом. Прежде всего это занятия спортом, пешие прогулки, походы в места развлечений, шопинг, СПА-процедуры и многое другое. Между тем на этапе жесткого карантина люди всего этого оказались лишены. То есть привычные механизмы не работали, тревога стала резко нарастать, поскольку альтернативных способов, как с ней справиться, большинство людей не знает.

– Эти состояния при выраженных процессах рано или поздно могут привести к каким-то психосоматическим расстройствам. Например, телесным – в виде жалоб на ощущения нехватки воздуха, которые абсолютно психогенны. Так, сегодня люди пугаются, что у них возникает один из симптомов опасной болезни. При этом в панике они начинают требовать госпитализации, даже когда для этого нет объективных показаний, – объяснил специалист.

Могут вводить человека в заб­луждение и другие изменения в организме. Допустим, при стрессе у нас может повышаться температура до шкалы субфебрильного значения. Пресловутые 37 градусов, в том числе болевые ощущения непонятного генеза, которые интерпретировались некоторыми как большой процент поражения легких, людей пугали и заставляли их бежать на компьютерную томографию. В то же время, когда человек короткое время находится в стрессе, надпочечники вырабатывают большое количество гормонов, готовящих организм к мобилизации защитных ресурсов, выработке глюкокортикостероидов.

Если процесс длительный, то на этом фоне иммунитет человека, наоборот, начинает снижаться, и он подвергается риску заболеть любой респираторной инфекцией, необязательно COVID-19.

Основной задачей, созданной во время карантина, горячей линии как раз и было снижение уровня тревожности пациентов. Дело в том, что сам по себе стресс вызывает еще и так называемую соматосенсорную чувствительность, которая усиливает ощущения в теле, люди начинают неправильно интерпретировать свое состояние.

– Я в своей практике таких людей называю образно «принцесса на горошине». Соответственно, приходилось обучать их правилам элементарной психогигиены, или, иными словами, способам противостоять тревоге. В первую очередь, конечно же, необходимо фильтровать информационный фон, не читать фейковые рассылки в мессенджерах, которые направлены на создание паники. Мы учили людей меньше анализировать свои ощущения в теле, отвлекаясь на какую-то работу, общение. Здесь все очень просто: если ощущения психогенного характера, они просто перестанут беспокоить человека, – объяс­нил врач.

Можно нарисовать такую условную систему оси координат, где внимание может быть по объему широким и узким, а по направленности – внешним и внутренним. Так вот, когда человек находится в состоянии стресса, его внимание всегда становится узким и внут­ренним, то есть он максимально концентрирует себя на неприятной мысли либо на неприятном ощущении, и от этого очень тяжело переключаться.

– Мы чувствуем себя больными, и оттого сами себя пугаем. Поэтому один из аспектов экстренной психологической или психотерапевтической помощи – научить человека переключать внимание на процесс, который ему нравится, пусть он будет даже очень прос­тым, бытового характера. Главное – в этот момент больше ни о чем не думать, сосредоточиться, как это культивируется, к примеру, у народов Юго-Восточной Азии. Это такая динамическая медитация, которая не требует специальных знаний. И, соответственно, все эти процессы помогают справиться с подобной симптоматикой. Нужно избавить людей от посттравматического синдрома своеобразной настороженности заболеть, а также заболеть повторно, поскольку качество жизни из-за этого ухудшается, а нервная система может оказаться в состоянии истощения. Тревога может перейти в стадию субдепрессии, когда интерес к жизни снижается, – проинформировал Рашид Азизов.

Бытовое насилие

Рашид Азизов прокомментировал также вспышку бытового насилия, наблюдаемую по всему миру в период пандемии.

– Здесь, на мой взгляд, все дос­таточно понятно. К бытовому насилию склонны люди, у которых нервная система менее стрессоустойчива. Именно они, к сожалению, в условиях выраженной ситуации декомпенсации не способны справляться со своими эмоциями, с реакциями гнева и обращаются к физическому или психологическому насилию. Мы объясняли жертвам такого насилия, что нужно делать, как менять свой формат поведения, к кому и куда обращаться для того, чтобы себя максимально обезопасить.

Отмечу, что это был достаточно продуктивный опыт оказания широкомасштабной психотерапевтической помощи в режиме онлайн. Это важная составляю­щая, и ее обязательно нужно развивать, особенно при таких обстоятельствах и в режиме экстренной помощи, когда нужно стабилизировать человека, чтобы он, успокоившись, начал понимать дальнейший алгоритм своих действий, – поделился он.

Как сохранить душевное здоровье?

– Здоровье, и психическое, и телесное в том числе, любит определенный режим. Самая простая вещь, которую мы делаем еже­дневно, но не обращаем на нее внимания, – это сон. Он работает только тогда, когда у нас есть режим. Локдаун показал уязвимость людей в тот момент, когда они решили: если завтра не нужно идти на работу, вести ребенка в школу, нет деловых встреч, то можно посмотреть сериалы, перечитать книги, переделать все дела. Однако это очень сильно подрывает основы ментального здоровья, – объясняет специалист.

То есть вне зависимости от того, выходной это день или будний, нужно ложиться и вставать в одно и то же время, поскольку мы подвержены циркадным ритмам, то есть процессам восхода и заката солнца, и это определяет наш психический статус.

– Во-вторых, мы живем в мире, который становится все более высокострессовым. Между тем стресс – нормальный процесс, пока он не переходит в стадию истощения. А первая стадия, где мы не замечаем начинающегося истощения, – это постоянная мобилизация. Для того чтобы хорошо и правильно функционировать, мы эту мобилизацию должны уметь выключать, то есть должны осваивать какие-то навыки расслабления, релаксации, отдыха. Только так наша нервная система будет отдыхать, а вместе с ней и сердечно-сосудистая система, – резюмировал врач.

Источник: Спокойствие, только спокойствие! — Новости Казахстана — свежие, актуальные, последние новости об о всем (kazpravda.kz)